Маленькая повесть о храбром солдате

февраль 17, 2012   - 0 +
Маленькая повесть о храбром солдатеКаждый раз, приступая к рассказу о человеке, понимаешь, что пишешь маленькую повесть жизни. И лежит на тебе огромная ответственность: сделать ее правдивой, яркой и интересной
Войдя в квартиру ветерана Второй мировой войны Рабима Бердиярова, окунувшись в ее холодный полумрак, почувствовала почти щемящее одиночество, которое живет здесь молчаливым соседом. Он удивился приходу незваной гостьи, но согласился рассказать о себе… 
Родился Рабим в Канимехском районе в большой многодетной семье. Но судьба слишком рано лишила его тепла материнских рук: погиб отец, в доме появился жестокий отчим. В трехлетнем возрасте малыша отдали на воспитание к родственникам в соседний кишлак. Он рос почти беспризорником, донашивал вещи с чужого плеча, но с удовольствием ходил в школу. Закончив 7 классов, стал подрабатывать, больше помогать по хозяйству. Но жизнь только начала испытывать молодого человека. В 1941 грянула война. Восемнадцатилетнего Рабима призвали в армию в1942 году и отправили служить в 226 полк войск Министерства внутренних дел. Их 37 дивизия дислоцировалась под Москвой. «Желторотых птенцов» готовили всерьез: учили обращаться с любым оружием, метко стрелять, вступать в рукопашный бой, рыть окопы, и быть верными солдатами родной Отчизны. Между новобранцами шли разговоры о том, что именно их дивизии предстоит прорвать Курско-Орловскую оборону противника. И они, с особым рвением, постигали военное ремесло. 
- Когда учеба закончилась, мы больше походили на роботов, чем на живых людей. Владели всеми видами оружия и твердо знали : за Родину, за победу пойдем и в огонь, и в воду. 
37 дивизию перевели в Смоленск, к центру Третьего Белорусского фронта. 
Еще необстрелянные бойцы находились в 5-6 километрах от линии фронта. Лучшей «подругой» Бердиярова стала винтовка-трехлинейка со штыком, которой он отлично владел. Только наступила тихая ночь, как вдруг застонала земля. Фашисты провели воздушный обстрел местности. Бомбили с самолетов, безжалостно добивая солдат. 
- Эта была одна из самых страшных ночей, после которой понял, что настоящее счастье солдата - остаться в живых… 
Когда Третий Белорусский фронт переместился на запад, наш взвод отправили на станцию Младенчена. Там засели остатки разбитых немецких войск. Шли пешком к маленькой деревушке через леса да болота. Примерно 20 километров пробирались по топям. Холод и голод одолевали. Ноги мерзли… Хорошо, что от постоянной ходьбы подошвы ног покрылись толстым слоем кожи, хоть ножом режь – ничего не почувствуешь… Немцы нас заметили и покрыли прямым огнем. Во время обстрела погибли три моих друга. Как говорится, открылось у нас второе дыхание, и так жестко мы ответили на обстрел, что оставшиеся в живых фашисты безропотно сдались в плен. Этот бой, пожалуй, был самым трудным. Тяжело воевали и в Прибалтике. Местные жители оказывали нашим войскам партизанское сопротивление. Днем улыбались, приветствуя армию освободителей, а ночью стреляли в своих же … 
В сердце простого солдата жила вера в победу. А еще его согревали письма, летевшие с тыла от знакомой девчонки по имени Байрам. Он толком-то и не разговаривал с ней, живущей на соседней улице, но каждый раз испытывал радость, получая весточку с родной земли. До сих пор живет она в его памяти светлым воспоминанием. 
Была ли на фронте любовь? Рабим отвечает: 
- Была. К Родине. А вообще-то, мы были совсем мальчишками. Воспитывались сурово, в строгости. Женщины казались нам далекими, недоступными, хотя, они служили с нами бок о бок - регулировщицами, медицинскими сестрами, радистками. 
Когда освобождали Польшу, в полку случилось большое горе – погиб от полученных ран их командир, генерал Черныховский. Любили его солдаты, словно родного отца. Для Рабима это стало тяжелой утратой. Чуть-чуть не дожил генерал до Победы. Ведь наступил 1945 год. Его весну Рабим встречал близ Берлина: 
- Пешком от Смоленска до Берлина всю войну прошагал. Подошли к городку Кистраль и уже знали, что основные войска почти освободили Германию. Мы «зачищали» отвоеванную территорию. Кругом стояли наши части. И пришла весть: взяли Берлин. Что тут началось: палили из всех орудий в воздух, мы, матерые солдаты, плакали и кричали от счастья, ведь это была Победа! 
Радость этих фронтовых воспоминаний Рабима была такой живой, что сияли глаза, делая его моложе… 
- Собрали мы пленных фашистов и конвоировали их в Москву, которую они мечтали завоевать. Да вот только не победителями, а поверженными преступниками прогнали их по улицам великой столицы… 
А дальше еще два долгих года служил Отчизне, собирая пленных немцев в отряды. Конвоировал их по разрушенной стране, строили они вместе российские города. 
- Немецкие солдаты были деморализованы. А дисциплина у нас - очень строгой. Только изредка до нашего полка доходили слухи о том, как судили и приговаривали к расстрелу тех, кто убивал пленных… Строители же из них получились хорошие: работали аккуратно и качественно. Так вырос мост через реку Березина, городок Великие Луки… 
До 1947 года нес службу Рабим Бердияров, а потом добровольно уехал на Север. Строил Братскую ГРЭС. Города Свердловск, Тюмень, Красноярск сменяли друг друга. Именно там, на Севере, встретил свою судьбу – Марию Владимировну. Жили в клетушках холодных «хрущевок», но были полны оптимизма, молодой энергии. Маша стала хорошей женой, умелой хозяйкой и доброй матерью, подарив супругу двух сыновей. Уже с семьей вернулся он на родину, в Узбекистан. 
Родимый край встретил их доброй вестью: рядом с Карманой запланировали строительство нового города, с заводами, уютными домами и фонтанами. На глазах Рабима, с его участием, пустыри превращались в новостройки, а на месте бараков вырастали объекты из стекла и бетона. 
Когда всё плохое позади – остается только хорошее. Мирная жизнь, хорошая семья, любимая работа сгладили воспоминания о войне, сделав солдата счастливым человеком. С 1975 года Рабим начал трудиться помощником буровика в тогда еще Ленинабадских Кукчах. Сегодня это пятое рудоуправление НГМК. Оттуда и вышел на пенсию… Выросли и разъехались дети, подрастают внуки… Нет уже рядом верной и любящей Марии Владимировны. Может, потому одиноко, по-солдатски аккуратно и скромно в тихой квартире Бердиярова. 
В декабре прошлого года ему исполнилось 80 лет. Юбилей стал для него особенно радостным: оба сына «сюрпризом» приехали в Навои из разных государств, чтобы поздравить отца с торжественной датой… Обнимая их при встрече, плакал Рабим от радости, не скрывая своего огромного отцовского счастья…
Ирина Семенова 
Фото Виктора Минько.
Выпуск газеты Горняк №3 от 10.02.05 г.
@

 

По рекомендовать статью в соц.сетях
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь.
Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем.
 

Форма добавления комментарий

Ваши данные не будут опубликованы публично и не будут переданы третьим лицам или использованы в коммерческих целях. Обязательные поля выделены * символом.

Полужирный Наклонный текст Подчёркнутый текст Зачёркнутый текст | Выравнивание по левому краю По центру Выравнивание по правому краю | Вставка смайликов Картинка Выбор цвета | Скрытый текст Вставка цитаты Преобразовать выбранный текст из транслитерации в кириллицу Вставка спойлера