Кто они, первопроходцы Кызылкумов

февраль 28, 2012   - 0 +
Кто они, первопроходцы КызылкумовВопрос, отнюдь, не риторический. Всё-таки, попробовав разобраться в нём, нам, в первую очередь, необходимо выяснить, что движет человеком, живущим в благодатных местах России, Украины, Киргизии, отправиться «к чёрту на кулички», в необжитый, да к тому же ещё и пустынный, край. Без сомнения, все, кто в начале 70-х годов прошлого столетия оказались в Красных песках, были немного авантюристы, немного экстремалы, а в большей степени - неисправимые романтики. Погоня за длинным рублем? Вряд ли. Желание доказать себе и друзьям, что ты чего-то стоишь? Возможно. Патриотизм и героизм вместе взятые - скорее всего! 
Перечисляя все эти причинные обстоятельства, я невольно применяю их к человеку, который уже почти 45 лет связан с этим удивительным краем, этой гостеприимной узбекской землей… 
Николай Никитович Черныш из поколения детей, опаленных Второй мировой войной. 
Появился на свет маленький Коля за 4 года до начала войны в семье горняков. Жили тогда с родителями в Киевской области, в поселке Танское. Отец работал на каменном карьере каменотесом, мать – подсобным рабочим. Недолгой была мирная семейная жизнь Чернышей. Когда грянула война и отца забрали на фронт, мать, чтобы прокормить и сберечь семью, вместе с четырьмя детьми перебралась в Винницкую область, где жили дедушка и бабушка. Но и здесь было неспокойно, на оккупированной территории в любой момент могли появиться немцы. В целях безопасности пришлось покинуть и это временное пристанище и перебраться на дальний хутор, тем более, что рядом, в ближайшем лесу, располагался партизанский отряд. В то время на хуторе осталось три дома, а было время, когда весь род Чернышей здесь жил и работал. У прадеда было 12 детей, у деда - 8, предпоследний, седьмой по счету, Никита, и был отцом Николая Никитовича. 
В своё время Черныши жили зажиточно. На хуторе у них были свои мельница и суконная фабрика. Трудились, что называется, от зари до зари, зато и жили сытно. А как стали появляться колхозы, их, как кулаков, раскулачили. Половина отошла колхозу, половина осталась семье. Несмотря на военное время, жили очень дружно. 
После окончания семилетки судьба Николая Никитовича сделала резкий поворот. Так, в неполных 14 лет он оказался в Ташкенте, где жил его дядя, пришедший в Туркестан с легендарным героем гражданской войны Буденным. Наверное, где-то на генном уровне у Николая была тяга к камням, геологии, к горному делу. 
Вот тут-то и подвернулся подходящий случай попробовать себя в геологии. Дядина дочь тогда работала геологом под Зиатдином, а её муж топографом. «Это было моё первое посвящение в геологию, - вспоминает Николай Никитович. - Поначалу работал подсобным рабочим, носил рейку. В то время геологический отряд стоял в 40 км от поселка городского типа Тамды, а материальная база находилась в городе Навои». 
Это была геологическая партия №52, которая относилась к Ленинабадской экспедиции. В 1953 году она была переименована в Краснохолмскую экспедицию. С июля 1961 года Н. Н. Черныш стал работать в Краснохолмской экспедиции, вначале младшим буровым рабочим, а затем и топографом. Одним из направлений работы экспедиции была географическая съемка по урану в Учкудуке, а также севернее города Зарафшана. Именно в районе ВРУ 126-метровая скважина дала результаты, открыли новое урановое месторождение. 
-Тяжелые тогда были времена, - вспоминает Н. Н. Черныш. - Из Навои до Учкудука (сейчас в это трудно поверить) добирались пять-семь дней. Дорога пролегала через Тамды. Встречались участки, полностью пересыпанные песком. В таких условиях приходилось продвигаться по 5 метров. Под колеса тяжелой техники, которая безнадежно вязла в песке, кидали бревна, немножко продвигались, и процедура повторялась снова и снова, метр за метром. Наша работа заключалась в том, что геологи делали разбивку, а мы, топографы, размечали её колышками. Вслед за этим бурстанки забуривали размеченное поле. 
Так и работал Николай Никитович, пока не пришло время выполнять свой воинский долг. Службу проходил на Черноморском флоте. Отслужив, вновь вернулся в Ташкент. После службы не смог долго оставаться в столице, тянуло в пески. И вновь геологическая партия, теперь уже в поселке Кукча. Но в 1963 году партия закрылась, и он вынужден был вновь поменять место дислокации, теперь уже поближе к Зарафшану. ГРП-20 на несколько лет стала и работой, и родным домом. 
Сначала жили в палатках и землянках. Лишь позже стали появляться сборнощитовые домики типа коттеджей на четыре семьи. За небольшой промежуток времени на «двадцатке», а именно, так называли этот геологический поселок, появилось около 60 домов. Примерно в то же время появился магазин «Ландыш», своя школа и детский сад. Воду водовозками доставляли из скважины, где теперь находится лагерь «Золотинка». Привозили и сливали в резервуар объемом 20 куб.метров. Когда в резервуаре заканчивалась живительная влага, к водовозке выстраивались многометровые очереди с бидончиками, канистрами, банками. Вскоре эта проблема была решена: из Тамды протянули водовод. К тому времени численность партии №20 значительно выросла, здесь было уже 67 буровых машин. Возникла необходимость в строительстве двух новых бараков. 
1965 год стал для Черныша знаменательной датой вдвойне. Отметив 40-летие Зарафшана, семейная чета Чернышей отметила и 40-летие семейной жизни. Супругу Николая Никитовича судьба забросила в Зарафшан с Камчатки. Людмила Ивановна приехала в Кызылкумы в 1965 году к сестре, которая тогда работала начальником отдела ГРП-20. 
В то время геологический поселок стал настолько обжитым и благоустроенным, что здесь, кроме Дома культуры, была и баня, и свой быткомбинат. Если бы не сильное наводнение 1967 года, то, наверняка, и по сей день стоял бы этот поселок. А тогда огромным потоком дождевой воды поселок буквально смыло с лица земли… После этого ГРП-20 расформировали, и наш герой устроился на ВРУ, сначала маркшейдером, затем проходчиком в шахте, а потом радиометристом. После закрытия ВРУ в 1995 году, Николай Никитович продолжил свой трудовой путь слесарем-ремонтником ОВГСВ Центрального рудоуправления. 
Дети и внуки пошли по стопам отца и дедушки: дочь Татьяна работает на шахте, внук Денис на руднике Мурунтау, внучка на ГМЗ-2. Имеется и правнук Максим. На судьбу Николай Черныш не жалуется. В свободное от работы время полностью посвящает себя даче: разводит кроликов, кур, а супруга, Людмила Ивановна, занимается садовым цветоводством. 
-Недавно, пришлось вновь вернуться в детство, - рассказывает Николай Никитович. - Съездить на свой родной украинский хутор. Там до сих пор живут сестра и брат. Дом заброшен, а лес вокруг такой густой и страшный, что возникает ощущение, будто вот-вот появятся партизаны, или где-то на окраине - немцы. Вот как воспоминания детства невольно переносятся к тем страшным годам. А вообще, мы, Черныши, - долгожители: бабушка прожила 105 лет, мама 92 года да и я надеюсь как минимум восемь десятков отмерить. Слава Богу, здоровье пока есть и желание жить не убавилось…
Александр Тетерин, фото автора.
Выпуск газеты Горняк №17 от 15.09.05 г.
@

 

По рекомендовать статью в соц.сетях
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь.
Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем.
 

Форма добавления комментарий

Ваши данные не будут опубликованы публично и не будут переданы третьим лицам или использованы в коммерческих целях. Обязательные поля выделены * символом.

Полужирный Наклонный текст Подчёркнутый текст Зачёркнутый текст | Выравнивание по левому краю По центру Выравнивание по правому краю | Вставка смайликов Картинка Выбор цвета | Скрытый текст Вставка цитаты Преобразовать выбранный текст из транслитерации в кириллицу Вставка спойлера