Озеро в подарок

апрель 08, 2012   - 0 +
Озеро в подарокВ коллективах подразделений рудоуправления молодого главного инженера люди полюбили не только как грамотного специалиста, но и как скромного, отзывчивого человека. Николай Иванович Кучерский с уважением относился к людям, независимо от их статуса. Очень часто к нему обращались с личными вопросами. Кучерский внимательно выслушивал человека, но скоропалительные решения принимал очень редко. Большую часть вопросов он записывал в свою рабочую книгу.
С Николаем Ивановичем Кучерским мы работали в Центральном рудоуправлении в начале 70-х годов прошлого столетия. Он - главным инженером рудоуправления, я – заместителем директора по капитальному строительству. Это был период бурного развития предприятия, тяжелое, но и замечательное время. Государству очень нужна была наша продукция, поэтому оно не ограничивало нас в финансах, а министерство ставило перед нами все новые и новые задачи по строительству объектов, а также расширению и реконструкции существующих производственных площадей. Пока в Москве думали над техническими проектами, мы строили по рабочим чертежам, которые выпускались в рудоуправлении выездными бригадами проектных институтов. Кабинет главного инженера походил на «боевой» штаб, где проектировщики, эксплуатационники, строители, монтажники решали вопросы под руководством Николая Ивановича. В долгих, часто противоречивых обсуждениях, истину все же находили. И только после этого главный инженер каждый рабочий лист проекта подписывал в производство. Штабы проходили после утреннего осмотра строительных площадок, на которых проверялась выполненная работа. После решения всех строительных вопросов, Николай Иванович выезжал на карьер, а затем решал эксплуатационные проблемы. Для решения вопросов на месте, связанных с расширением и реконструкцией объектов, я часто вместе с главным инженером целыми днями находился на площадках рудоуправления и был свидетелем его общения с людьми.
Но не всегда, как на штабах, так и на производственных площадках, Николай Иванович был удовлетворен складывающейся обстановкой. Это происходило когда некомпетентные начальники принимали опрометчивые решения, тянули время с выдачей решений, срывали срочные работы или пытались переложить ответственность на других. Разбор таких явлений главный инженер проводил жестко, но справедливо, каждому здесь доставалось «по заслугам». Вспоминается мне один случай. Дела на шахте «М» шли неважно и особенно плохо на проходке главного ствола большого диаметра, хотя был изготовлен и запущен в работу проходческий щит. Николай Иванович начал проводить на шахте вечерние планерки ежедневно, которые часто затягивались до полуночи. И когда дела пошли нормально, опять произошел непредвиденный сбой: три или четыре дня нет проходки из-за отсутствия металла. С очередной оперативки часов в одиннадцать ночи мне позвонил Кучерский. Я в это время находился в кабинете директора, так как пускали очередную мельницу. «Петр Петрович, - говорит мне главный инженер, - помоги шахте рифленым листом толщиной 5-6 миллиметров, весом 8 тонн, посмотри на сорбции, в главном корпусе, и любыми путями отправь на шахту. Проходка стоит уже четвертый день». Я попросил передать трубку начальнику шахты Н.Ганзе и сказал, что у него на краю, у ограждения, лежат две пачки по 10 тонн каждая рифленого листа толщиной 6 миллиметров, которые видел после обеда. Для достоверности, сел в машину и поехал на шахту. Зайдя в кабинет к начальнику шахты, увидел то, что и предполагал, а на площадке шахтеры, как муравьи, таскали металл со склада к шахте. Это был и грех, и смех, конечно. На другой день при встрече Николай Иванович, улыбаясь, сказал: «Не стал я наказывать «слепых» начальников, поругал только снабженца, а шахтерам дал срок, чтобы через три дня вошли в график».
Озеро в подарокРаботали мы тогда практически без выходных, а часто и без отпусков, потому что всегда надо было сдать досрочно какой-то важный объект. И таким важным объектам не было конца. Был у нас и такой серьезный объект как городское озеро, которое с большим нетерпением ждали зарафшанцы. И здесь, считаю, главная заслуга Николая Ивановича, как в месте выбора озера, так и в организации его строительства. Место для озера было выбрано рядом с городом (проектировщики настаивали в двадцати километрах от города, в районе Восточного рудоуправления, и заполнением его водоотливом из обводненных шахт). На рытье котлована и сооружение плотины Николай Иванович поставил мощный четырехкубовый горный экскаватор и БелАЗы вместо слабой строительной техники. В результате, озеро появилось на несколько лет раньше и заполнилось амударьинской водой. Это был огромный подарок зарафшанцам.
Несмотря на постоянную производственную занятость, Николай Иванович оказывал постоянную помощь животноводам Тамдынского района. А когда выпадал обильный снег до полуметра и более, он брал на себя руководство спасением скота. На поля в необходимом количестве выезжала высокопроходная техника. Сам он на мощном вездеходе объезжал занесенную снегом пустыню и на месте принимал необходимые решения. Местное население называло его «главным раисом пустыни».
Николай Иванович - большой любитель природы и даже такой, как кызылкумская, с ее скудной растительностью, невысокими горами и бродячими барханными песками. Но как хороша пустыня весной, когда бескрайние песчаные поля превращаются в море цветов! Здесь и разноцветные тюльпаны, и красные маки, и особенно красивые васильки. А там, где растет ферула, появляются белые грибы, на разливах фонтанирующих скважин останавливаются на кормежку и отдых утки, гуси, и даже лебеди.
С нетерпением выкраиваем выходной день и мчимся на наши заветные места (мы их называли огородами), где в отдельные годы было много грибов. Грибная охота настолько увлекательная, что можно заблудиться даже в открытой пустыне. Николай Иванович очень хорошо знал все эти места и отлично ориентировался в холмистой местности. И поэтому, когда кто-то из нас терялся, он разыскивал нас. Свою «Волгу» ГАЗ-24 он прекрасно водил по пустыне ( в чем я ему очень завидовал). После сбора грибов мы ехали на ближайшее озеро, стреляли уток, чтобы хватило на хороший охотничий обед. Тушеные с картошкой и грибами дикие утки – превосходное кушанье. В горы тоже ездили отдыхать, там охотились на горных куропаток (кекликов), жарили шашлык, рассказывали анекдоты, пели украинские песни. А когда по какому-либо поводу собирались в домашней обстановке, то, как правило, весь вечер проходил в сопровождении концерта нашей любимой артистки, несравненной Анны Николаевны Кучерской (Анюты). В экзотических одеяниях она плясала и пела романсы, а мы все дружно ей аплодировали.
Дорогой Николай Иванович, все это я вспоминаю с огромным трепетным чувством. Как нам всем хочется пожелать тебе крепкого здоровья, личного счастья и огромных физических сил, чтобы еще долгие-долгие годы управлять Навоийским горно-металлургическим комбинатом, этим поистине кораблем в бескрайнем море Кызылкумских песков. 
Воронеж.
Выпуск газеты Горняк №6 от 20.03.07г.
@

 

По рекомендовать статью в соц.сетях
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь.
Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем.
 

Форма добавления комментарий

Ваши данные не будут опубликованы публично и не будут переданы третьим лицам или использованы в коммерческих целях. Обязательные поля выделены * символом.

Полужирный Наклонный текст Подчёркнутый текст Зачёркнутый текст | Выравнивание по левому краю По центру Выравнивание по правому краю | Вставка смайликов Картинка Выбор цвета | Скрытый текст Вставка цитаты Преобразовать выбранный текст из транслитерации в кириллицу Вставка спойлера