Это жизнь моя

апрель 09, 2012   - 0 +
Это жизнь мояВ канун 16-летия независимости нашей республики несколько работников Навоийского горно-металлургического комбината удостоились высоких оценок руководства страны. В их числе руководитель эстрадно-танцевального ансамбля «Соната» Марина Харитонова, которая Указом Президента Республики Узбекистан И.А.Каримова награждена медалью «Шухрат».
Марина Владимировна, расскажите, как Вы стали руководителем «Сонаты».
- В «Сонату» я попала, можно сказать, случайно, сначала была хореографом в ансамбле «Счастливое детство». Родилась дочь, я уехала в Россию, но через какое-то время вернулась. Видимо, Узбекистан меня не отпустил. Почему-то в «Фархад» возвращаться не хотелось. Сказалась неуверенность в себе, думала, что после перерыва будет трудно втянуться в работу. И просто для души стала вести танцы в 18 школе. В это время «Сонате» не хватало преподавателей по классике. Тогда бывший руководитель этого ансамбля Татьяна Худякова пригласила меня немного поработать. С этого все и началось. Много лет назад «Соната» ассоциировалась только с бальными танцами, но время диктует своё. Сейчас танец, даже народный, воспринимается зрителями как стилизация. С одной стороны, мы поддерживаем обычаи, традиции узбекского танца, но в то же время вносим что-то новое. Например, «Андижанская полька» стала настолько любимым зрителями танцем, что нынче мы восстанавливаем ее. В этой постановке мне хотелось показать, что узбекский народ, сохраняя традиции, развивается, идет в ногу со временем.
Ваши постановки – часто просто акробатические номера! Что ни танец – каждый раз какие-то находки. Откуда столько идей?
- Действительно, несмотря на то, что ансамбль у нас непрофессиональный, зрители, глядя на него, забывают, что «сонатовцы» – простые школьники, студенты, трудящиеся предприятий, для которых танцы – проведение досуга. Просто вместо бесполезного, а иной раз и вредного времяпрепровождения они приходят сюда. Работать. И работают с полной самоотдачей. Вот откуда этот профессионализм. Что касается находок – существуют видеоматериалы, телевидение, смотрим выступления других коллективов. Не могу сказать, что заимствую идеи у других, скорее, я «подпитываюсь» ими. Иначе не было бы своего почерка. И, наверное, что-то есть от Бога. И потом, для меня, как хореографа-постановщика, очень важна музыка. Она должна меня «греть». Потом на нее накладываются движения. Может, некоторые не поймут, но бывает, что музыка «выталкивает» материал, тогда приходится что-то менять. Так рождается композиция.
Как проходит день Марины Харитоновой?
- День у меня ненормированный. Конечно, очень много времени провожу на работе. И все равно просто фантастически не хватает времени на новые постановки, хотя в голове идей – масса.
На конкурсы Вас приглашают или сами отправляете заявки на участие?
- Нас, конечно, приглашают. Один раз наш ансамбль увидели в Ялте, и с тех пор протянулась эта ниточка. За эти годы появилась еще одна, парная младшая группа, с которой мы поехали в Ялту на Кубок мира. У меня до сих пор в голове не укладывается, что Кубка удостоился Узбекистан. Дети отработали великолепно. Участвовали в номинации «Мини-Джи», в возрасте от 6 до 9 лет. Представляли два танца, и эти танцы получили призовые места. Когда объявили, что второе место досталось «сонатовцам», мы расстроились.
То есть Вы рассчитывали на большее?
- Мы всегда рассчитываем на лучшее, иначе вообще не стоит ничего делать. Но когда оказалось, что и первое место у ребят из Узбекистана, наш восторг не поддается описанию. 
А что Вы испытываете, стоя за кулисами, когда Ваши подопечные выходят на сцену?
- Я с ними. В этот момент полностью поглощена танцем, хотя ребята меня не видят, они уже работают. Смотреть на меня, видно, в этот момент страшно: похожа на душевнобольную.
А что ощущаете в тот момент, когда становится ясно, что вы – первые?
- Бывает по-разному. В Польше, на нашем первом серьезном конкурсе, где зрителями были сами участники (значит, оценивающие выступление профессионально), нас никто еще не знал. А нам, новичкам, даже не известно положение конкурса, какие элементы и движения в танце обязательны, на какие номинации делится конкурс: фристайл, стрит-данс-шоу, белли-данс, различные направления хип-хопа, джаза… разновидностей очень много. Во всех этих определениях мы тогда попросту «плавали». Но наши два танца, по счастливому стечению обстоятельств, подходили под существующие номинации. Только двух обязательных движений в наших танцах не хватило. Тем не менее, из 12 групп мы заняли второе место, в тех обстоятельствах это был невероятный и неожиданный результат. Меня всегда удивляло, когда, к примеру, футбольный тренер впадает в безумство при победе его команды. Но в момент награждения «Сонаты» в том конкурсе я это безумство постигла. А когда дети выиграли Кубок мира – не сразу поняла. Вся значимость происшедшего до меня дошла уже здесь, в Навои. Так всегда бывает – дома я плачу, дома мне их жалко, дома я их очень люблю. Но во время выступления не должна проявлять ни жалости, ни слабости.
В Вашей работе с детьми преобладает кнут или пряник?
- Честно говоря, хватает и того, и другого. Но дети ходят на занятия с удовольствием. К примеру, в младшей группе планировалось 8 пар, но их сейчас 12, потому что много желающих. А те, кого очень уж пугает «кнут», кто не может или ленится работать, отсеиваются сами собой. Порой самым строгим наказанием для «сонатовцев» становится невозможность пойти на репетиции. И самым главным критерием отбора часто становится не талант ребенка, а его работоспособность, поскольку чаще ребенок со средними способностями, но с огромным желанием и трудолюбием добивается лучших результатов, чем одаренный, но ленивый.
У Вас никогда не возникало мыслей: «Доведу эту группу – и всё, уеду»?
- Было и такое. Тем более, получала довольно заманчивые предложения, когда нынешняя старшая группа была еще младшей. Но, посмотрев в глаза детей, которые с надеждой спрашивали: «А вы не уедете? Вы не бросите нас?», я осталась. И теперь у меня уже третья по счету младшая группа, которая еще любимей, как бывают любимы внуки. Причем, это дети-индиго, дети нового поколения. Какой бы сложной ни оказалась постановка, они сделают всё. Я со своими воспитанниками – одна большая дружная семья, иначе не скажешь. Вижу, что они доверяют мне, а это самое главное.
А теперь о самом значительном событии в Вашей жизни за последнее время – получении медали «Шухрат». Каким образом Вы узнали об этом и как отреагировали?
- Узнала об этом во время репетиции на стадионе к Дню независимости. Мама одного из ребят поздравила меня с тем, что Указом Президента Узбекистана я награждена этой медалью. Не поверила, но в этот же вечер начали поздравлять и дети, а потом Николай Петрович Сысоев. Конечно, сказать, что спокойно к этому отнеслась, нельзя. Мне очень приятно, что отметили меня, мою любимую работу, но очень долго не осознавала, что это правда. И первая мысль была, как всегда, о детях. Не было бы их, не было бы никаких наград. Похоже, больше всего радовались моей награде именно они.
Запланированный рассказ о Марине Харитоновой превратился снова в рассказ о «Сонате».
- А как же иначе? Ведь «Соната» - не только моя работа… понимаете – это жизнь моя.
Беседовала Анна АФИНОГЕЕВА.
Фото автора.
Выпуск газеты Горняк №18 от 27.09.07г.
@

 

По рекомендовать статью в соц.сетях
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь.
Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем.
 

Форма добавления комментарий

Ваши данные не будут опубликованы публично и не будут переданы третьим лицам или использованы в коммерческих целях. Обязательные поля выделены * символом.

Полужирный Наклонный текст Подчёркнутый текст Зачёркнутый текст | Выравнивание по левому краю По центру Выравнивание по правому краю | Вставка смайликов Картинка Выбор цвета | Скрытый текст Вставка цитаты Преобразовать выбранный текст из транслитерации в кириллицу Вставка спойлера