На волне воспоминаний

апрель 10, 2012   - 0 +
На волне воспоминанийНаш труд никогда нельзя было назвать легким, как бы ни обновлялась техника… И все-таки ни о чем не жалею.
Родился я в Карадарьинском районе Самаркандской области. Родители умерли в 1943 году, так что повзрослеть пришлось рано. Жил и учился в Самарканде, окончил пищевой техникум. Много читал о песках Кызылкумов, слышал рассказы, видел в кино. И вот, в мае 1957 года сам еду в Кызылкумы. Два дня ждал транспорта на станции Кармана: мне достался бензовоз. Повезло - пассажиров кроме меня не оказалось. Поехали в районный центр Канимех по пустыне. Кругом полынь, небольшие кустарники. Машина едет медленно из-за груза - полной цистерны бензина. С нетерпением ждал, когда появится песок, барханы. Ехали по пыльной дороге, и вдруг навстречу подул такой сильный ветер с пылью, что невозможно открыть глаза. В кабине жарко, но окна приходится закрывать. Так доехали до поселка Аяк-кудук, заночевали. Утром снова в путь. Там понял, что такое песок, научился «шалманить». Каждые 20-30 метров заднее колесо погружается в песок, хватаю круглый длинный шалман, подсовываю под задние колеса, машина немного разгоняется, едет. Снова хватаю шалман, обгоняю машину: все повторяется. И снова, и снова… Где романтика пустыни? К вечеру добрались до Тамды. Уставшие, грязные, еле живые. Оттуда - в Учкудук, ГРП-25...
Учкудука, как такового, еще не было, только три группы построек. Первую называли «Московская» - администрация, столовая, клуб, общежитие из бараков и землянок, где жили большинство людей. Вторую - «Собачья» - медпункт, больница, почта, баня, детский сад в бараках. И третью - «Шанхай» - землянки, где тоже жили люди. Аэропорт - сто метров к закату, начало автомобильной трассы - сто метров к восходу от Ушкудука (так назывался Учкудук). Три колодца действительно существовали, но воду брали только из одного (остальные засыпаны). Воды не хватало. Около столовой вырыли новый колодец - большой и глубокий, но его воду пили до поры до времени. Приехавшая из центра лаборатория сделала анализы, и колодец тут же засыпали. Оказывается, вода в колодце не пригодна к употреблению, а местные жители пили ее веками. Пробурили скважины в Мечетсае, в 5 км от Учкудука. Возили воду на водовозах, заливали в цистерны около домов, она становилась красная от ржавчины, летом - горячая, зимой замерзшая. День и ночь «гуляли» песчаные бури, а мы трудились, радовались жизни...
Однажды зимой срочно понадобилось пробурить на восьмом поле несколько скважин. На две стационарные буровые установки - одна дизельная электростанция, энергия от которой подается кабелем. И вот во время перевозок я зацепился за кабель и упал в раствор. Намок с ног до головы. Холодно, ветер, до поселка 7 километров. Пришлось раздеться в дизельной и сушиться: дизель из-за холода чуть теплый. Но высушился, не заболел - что значит молодость! Был спортсменом, разряды имел по баскетболу, по футболу, волейболу и боксу. Ездил на товарищеские встречи по волейболу, футболу в ГРП-2 и в поселки Айтим, Кулкудук, Мингбулак. За Тамдынский район играл на областных соревнованиях в баскетбол.
Опыт приобрел огромный: обслуживал буровую установку, работал за тракториста сменного мастера, дежурил за дизелиста, за старшего рабочего... Пробурили скважину глубиной 390 метров за месяц одной установкой. И заняли по Союзу первое место!
В 1959 году решил поступать в Московский пищевой институт, но не поступил, вернулся в Учкудук. В отделе кадров мне предложили должность завпекарней в п/я 7 (ОРС). Но через 4 месяца, с декабря 1959 года, начал работать на руднике 7 электрослесарем. Так как я был специалистом по электростанциям, пришлось обслуживать и электростанцию, и буровые установки. Бывало, сутками жил на руднике, спал в быткомбинате. В быткомбинате жил и Нигматов Бобо с женой и двумя детьми: жилья не хватало. В основном работали холостые ребята, жили в бараках. Кровати ставили так, что оставался только проход. Первое время между бараками стояли цистерны для воды, потом пробурили скважины в поселке Айтим и глубинными насосами качали воду, позже проложили трубы до площадки «У», построили котельную, дизельную электростанцию. На работу людей возили на бортовых машинах.
В каждой семье имелись вентилятор и электроплитка, на ней и готовили, ею обогревались. Не знали кондиционера, холодильника, телевизора. Зато ходили в кино и на танцы. Я играл в духовом оркестре, которым руководил Владимир Федотов. Выступали на праздниках, свадьбах. Самым дорогим праздником для нас был День шахтера, тогда устраивались шумные и веселые гулянья. За порядком следил самый первый милиционер Учкудука Калдибай Избосаров - очень спокойный и рассудительный человек. Первую учкудукскую свадьбу сыграли в 1964 году.
Молодежи хватало, не обходилось без шуток. Однажды объявили, что организована бригада рыбаков. От желающих нет отбоя: бегали с заявлением к начальству. Некоторые, узнав, что их разыграли, обижались, но большинство смеялись вместе со всеми.
Самый первый мотоцикл купил Владимир Федотов. Дороги, конечно, не асфальтированные, и как-то его спросили: «Сколько километров от площадки до рудника?» Отвечает: «Смотря на какой скорости».
Бывало, проходя ствол, буквально купались в воде: приток был очень большой. Ставили водоулавливающее кольцо, всю смену работали мокрыми. А зимой, пока добегали до быткомбината, спецовка покрывалась льдом. Через каждые 25 метров ставили баки с насосами. Сначала сидели люди, откачивали воду. Потом я придумал и установил поплавковую автоматику, которая действовала до ликвидации рудника №7 в подвале быткомбината. Никакая другая автоматика не работала.
Однажды в стволе случилась авария - затопило насосы. Чтобы добраться до них, установили подвесной насос ППН-50. На это ушли сутки. Некогда ни отдохнуть, ни даже перекусить. К вечеру второго дня увидели подъезжающую машину. Из нее вышли Зарап Петросович Зарапетян, Анатолий Петров и шофер. Они несли нам горячую пищу. Зарапетян нес хлеб и помидоры, Петров - котлеты и гарнир, шофер - борщ. И мы не очень удивились: работа тяжелая, начальство не понаслышке это знало. Бывало, Сигедин, начальник рудника, работал наравне с рабочими. Зарап Петросович общался с нами по-дружески, сидел, разговаривал. При таком отношении мы готовы были сделать даже самую трудновыполнимую работу.
12 апреля 1961 года запомнил на всю жизнь: в этот день я остался под завалом. Из-за большого потока воды ствол проходили сплошным кольцовым креплением, а не через метр, как обычно. В течение 5 часов резал кольца электросваркой - окно в руддвор. Отрезанный щит упал, я не успел отбежать - порода засыпала. Хорошо - рядом находились проходчики, они меня и вытащили. Проходили руддвор медленно: комбайн ПК-3 тонул, в месяц проходили только три метра. Когда сделали водосборник, стало легче.
В 1987 году вышел на пенсию, в Северном рудоуправлении организовал общество инвалидов, председателем которого являюсь по нынешний день.
Сафар Джаббаров.
Учкудук.
Выпуск газеты Горняк №8 от 24.04.2008г.
@

 

По рекомендовать статью в соц.сетях
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь.
Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем.
 

Форма добавления комментарий

Ваши данные не будут опубликованы публично и не будут переданы третьим лицам или использованы в коммерческих целях. Обязательные поля выделены * символом.

Полужирный Наклонный текст Подчёркнутый текст Зачёркнутый текст | Выравнивание по левому краю По центру Выравнивание по правому краю | Вставка смайликов Картинка Выбор цвета | Скрытый текст Вставка цитаты Преобразовать выбранный текст из транслитерации в кириллицу Вставка спойлера